Что происходит в армии сейчас

Служба в армии остаётся для тех, кто ещё её не прошёл, чем-то загадочным и размытым. Ведь это своеобразное закрытое общество, информация из которого поступает чаще отрывочным порядком — в виде хроник и новостей, слухов, рассказов друзей и близких.

Иногда эта неизвестность формирует страхи, ведь на память ложатся только самые шокирующие новости и рассказы.

Однако как проходит служба в армии в действительности? Об этом стоит поговорить отдельно. Ведь нельзя формировать в сознании людей строго положительный, или наоборот, строго негативный образ.

Тем более, что каждый человек индивидуален. И в результате кто-то действительно испытывает затруднения из-за строгости армейского быта.

А другие молодые люди наоборот, с готовностью заключают контракт, чтобы сделать службу своей профессией на годы вперёд.

Служба в армии: к чему стоит быть готовым?

Думая о том, как придётся коротать срок службы в армии, который сегодня составляет ровно год, не нужно ориентироваться на информацию о каких-то вопиющих случаях. Однако готовиться к определённым трудностям всё же стоит.

Так, стоит иметь в виду, что армейский ежедневный быт — это:

  • Строгий режим, сон и бодрствование в определённое время;
  • Из бытовых удобств — только самое необходимое;
  • Рациональное, но довольно однотипное питание;
  • Совершенно новое окружение, новые требования.

Многие молодые люди, понимая, что служба в армии станет серьёзным изменением в их повседневности, интересуются, можно ли как-то подготовить себя к этому. Чтобы максимально подготовиться к службе, нужно приучить себя к самостоятельности и максимальной ответственности. Научиться самостоятельно заботиться о себе.

Также имеет смысл позаниматься здоровьем и физической подготовкой. Подобные меры будут оптимальными, они облегчат период привыкания к новым реалиям. Хорошая физическая подготовка поможет преодолеть первый в своей жизни марш-бросок.

Как правило, легче всего к армейской жизни приспосабливаются юноши, которые имеют определённую физическую подготовку благодаря спортивным успехам. Или же являются привычными к труду — это касается рабочих, а также призывников из сельской местности.

Кроме того, ребята, получившие высшее образование, порой испытывают проблемы из-за того, что оказываются существенно старше однополчан.

Сборный пункт и отправка на службу

Начинается служба в армии со сборного пункта. Именно сюда отправляются молодые люди, чтобы отбыть на выполнение гражданского долга. Сюда прибывают по повестке, имея при себе:

  • Паспорт и приписное;
  • Необходимую, согласно сезону одежду и обувь;
  • Документы, касаемо ВУС или права.

Несмотря на то, что старшее поколение может дать совет брать как можно больше одежды, или целый комплект игл для шитья, подобные советы лучше оставить в стороне. На данный момент армия не голодает и не страдает от дефицита предметов первой необходимости.

И уже на сборном пункте каждый из призывников получает имущество и пищу в рамках установленных порядков.

В военкомате заранее выдают памятку, в которой указывается, какие вещи действительно стоит взять с собой, а какие не нужны категорически. Стоит следовать этим указаниям. Минимальный набор средств личной гигиены и немного еды в дорогу будут весьма кстати.

Прибытие в часть

Со сборного пункта в часть не всегда отправляют сразу. Иногда приходится выждать несколько дней для формирования необходимого числа людей.

Как только пополнение прибывает в часть, людей отправляют мыться и предоставляют обмундирование. Если случится такое, что вещи будут не по размеру, не стоит стесняться, а нужно подходить и просить замену.

Особенно это касается обуви.

Период до присяги можно считать учебным. За это время человек должен:

  • Привыкнуть к армии и новым порядкам;
  • Выучить уставы;
  • Научиться взаимодействовать с другими служащими;
  • Привести физическую форму к необходимым показателям.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

Как правило, тех ребят, кто ещё проходит курс молодого бойца, особо никто не трогает. После того, как солдаты принимают присягу, их распределяют по подразделениям. И с этого момента начинается уже настоящая служба, а учёба заканчивается.

Как формируются взаимоотношения?

Боязнь так называемой «дедовщины» — это один из основных страхов, из-за которого молодые люди порой стараются уклониться от службы всеми силами. В армии действительно необходимо уметь общаться правильно и выстраивать созидательные взаимоотношения с людьми, а также успешно выходить из различных конфликтов.

Как минимум, этому придётся научиться, несмотря на то, что сегодня ситуация с дедовщиной фактически решена. Ведь переход на годовой срок службы позволил сделать разницу в сроках службы минимальной.

Кроме того, солдаты и вышестоящие военнослужащие несут ответственность вплоть до уголовной, если речь заходит о насилии, унижении, и так далее. На сегодняшний день подобные ситуации стали редкостью.

Проблема дедовщины и неуставных отношений была достойно проработана в прошлом. И потому опасаться подобных вещей уже не стоит.

Разумеется, что сам армейский быт, большое число людей на малой территории и многие другие нюансы могут стать катализатором ссор. Однако нужно просто научиться решать их нормальным путём, не унижаясь и не унижая других без причин.

Как же заслужить уважение ребят, в обществе которых будет проходить служба в армии? На практике проще всего сплотиться с коллективом, обладая интересными или полезными навыками — это касается хотя бы игры на гитаре. Настольные игры, взятые с собой, умение делиться присланными из дома гостинцами и многое другое позволяет существенно упростить общение с окружающими.

Все усилия для постановки нормальных отношений стоит приложить в первые недели службы. Ведь если вы сможете завоевать расположение окружающих, то и служить будет проще.

Вместо итогов

Сегодня прохождение службы не создаёт особых проблем для молодого человека. Ведь и срок её несения теперь составляет всего 12 месяцев.

А условия оказываются куда лучше, чем даже несколько лет назад. У военных есть свои армейские праздники, которые можно справлять всем коллективом.

Решена проблема питания. При правильном питании, можно даже набрать мышечную массу.

У солдата есть даже личное время и дневной сон. С дедовщиной и негативным отношением окружающих сталкиваются преимущественно только те, что сам формирует к себе негативное отношение теми или иными поступками, поведением, неумением вести себя в коллективе.

Так что переживать не стоит.

Скрываться от военкомата тоже куда более проблематично, чем, к примеру, пару десятков лет назад. И потому имеет смысл добровольно отслужить необходимый срок, чтобы потом не сталкиваться с ограничениями по приёму на работу.

Иметь военный билет и прекрасные воспоминания о том времени, которое хоть и было достаточно тяжелым и полным испытаний, но всё же принесло много нового. Ведь не зря говорят, что именно армия делает из мальчика мужчину.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

И этот факт не изменился, несмотря на все реформы, которые прошли в данном направлении. Армия по-прежнему учит многому.

А посчитать оставшиеся дни службы, поможет наш счётчик ДМБ.

Что творится с нашей армией?

Друзья, давайте я сразу скажу о том, что эта статья будет не такая, как многие другие в блоге. Она станет неким криком души, и что-то мне подсказывает, что этот крик либо растянется на несколько статей сразу же, либо просто будет возвращаться и проявляться с течением некоторого времени.

Как ни крути — это будет не одна статья. Ведь тема-то объемная! Хочется рассказать Вам все и сразу, но нельзя. Вы еще к такому не готовы, поэтому начну подготавливать. Прямо сейчас. Поехали.

Предыстория

Начну издалека. Расскажу о том, как у меня дела.

Это важно знать:  Права солдата срочной службы

Ну… Во-первых, буквально вчера (вроде бы) у меня была круглая дата — ровно 300 дней со дня призыва. Осталось совсем чуть-чуть, а именно — последний рывочек из 66 дней до дембеля. Именно его прохождением я сейчас и занят.

Во-вторых, для тех из Вас, кто читает мой блог впервые, я сразу скажу, что еще с ноября 2015-го я стал «работать» с молодым пополнением нашего батальона, а именно с новым призывом (II-2015) и занимаюсь этим и по сей день в качестве заместителя командира взвода.

Завтра, кстати, наши молодые станут официально старичками, потому что закончат учебку. Завтра у них выпускной. Возможно, поэтому я и решил написать эту статью, а не ту, которая так давно стоит на очереди. Ведь именно об этих бойцах я и хочу поговорить с Вами, просто потому что больше не с кем…

Вся правда об армейской жизни или путеводитель по армии (6 фото)


Предупреждение! Присутствует ненормативная лексика.

“Когда я служил в армии рядовым, моей действительно самой важной проблемой была невозможность сменить бельё после ночной поллюции” — Сергей Доренко.
Панки и хипстеры, клерки и трансвеститы, рэперы и антифа, скейтеры, обладатели креативных профессий, модные фотографы и прочие представители субкультурной флоры и фауны.

Вы все такие разные, но что-то общее у вас есть. Армия.

Все вы от неё откосили. Или откосите.

Путеводитель по армии — это как путеводитель по Луне. Там всё равно никто не был. Составляя его, я мог бы написать 50 страниц откровенного бреда, адских страшилок и самых диких дембельских историй. И всё совершенно безнаказанно.

Служба в армии — максимально немодное занятие. Такое немодное, что и сравнить не с чем. Не ходить в армию уже много лет помогают деньги, связи и мозги. И только тем, у кого нет ни одного, ни другого, ни третьего, доверено защищать наш мирный сон.

Хотите верьте, хотите нет, а армия сейчас — ёбаный санаторий. Если вам мало того, что служат сейчас год, дедовщины считай нет, а все охуевшие солдаты ходят с мобильными и, чуть их задень — готовы позвонить в прокуратуру, то я вам ещё скажу: “Аутсорсинг”.

В армии узнали слово аутсорсинг. Приготовлением еды, хозработой, покраской, строительством и другими добрыми делами, составлявшими когда-то 90 процентов армейской службы, теперь занимается гражданский персонал.

Того и гляди доживём до армии, где солдат учат воевать.

Было так: сначала, только приехав в часть, ты — “запах”. Присягу ты не принял, трогать тебя нельзя, офицеры дрожат над тобой и кормят сиськой.

Прошла присяга — привет, “дух”. Существо ты бесправное. Вся грязная работа твоя. Старослужащие стараются тебя задрочить, и у них получается. Офицеры на тебя клали хер. Охота домой.

Прошло полгода — ты “слон”. Солдат, любящий охуительную нагрузку. Прав у тебя не прибавилось и сильно легче жить не стало. Просто подвезли новых “духов”. Больше всех теперь достаётся им.

Считается, что через год службы солдата нужно расстрелять, потому что он уже адаптировался и расслабился. Но патронов на всех не хватает, а значит “слон” становится “черпаком”. “Черпак” уважает “деда” и руководит младшими призывами. Это уже какая-то жизнь.

Последние полгода в армии солдат назывался “дедом”. Он курит и жрёт пряники. Пользы от него никакой, одни неприятности.

Сокращение срока службы с двух лет до года всё испортило. Полгода боец хлопает глазами и пытается понять, куда попал. Проходит всего полгода, ему уже пора “дедовать”, а какой он “дед”? Говно он, а не “дед”. Имейте это в виду.

Кто и как вас будет унижать

Армия — сплошное унижение. Без шуток, у новобранцев стараются сразу подавить волю, иначе как ими командовать? Унижений масса, законных и не очень. Вот законное: увидев офицера, нужно выполнить ритуальный жест “Лапу к черепу” — на языке Устава “воинское приветствие”. Если этого не сделать, офицер подумает, что вы имеете что-то лично против него.

Офицер командует днём, а ночной командир в казарме — дед. Не скажу за всех, но во многих частях это было проблемой.

“Духов” поднимали по ночам, строили, “прокачивали”(заставляли отжиматься до посинения, одевали в резиновый костюм ОЗК, давали гирю), “пробивали фанеру”, пиздили табуретками и кроватными дужками. Не всех, не каждый день — понятно, да? Но случалось.

А что вы хотели: мужской коллектив, контингент максимально тупорылый, законы полутюремные.

Говорят, что с тех пор, как замученному сослуживцами солдату Сычёву доктора отхуячили обе ноги, за неуставные взаимоотношения взялись всерьёз. Но имейте в виду, что искоренить их полностью всё равно не получится. Такая страна.

В последнее время бояться стали не дедов, а дагестанцев. Пассионарные кавказские юноши и “при дедовщине” то сходу клали хуй на всё, не мыли полы, не стояли на тумбочке.

А 3-4 дагестанца в одном подразделении умели превратить его в адский отряд. Так что сейчас призывников от Республики Дагестан в армию вообще брать перестали, так же, как давным давно не берут туда чеченцев (попробуйте придумать этому толерантное объяснение).

Вы удивитесь, но многим горцам в армию нужно, поэтому они ухитряются прописаться где-нибудь в Центральном Черноземье и призваться оттуда.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

Тем, кто любил тусить в клубе до трёх ночи, потом пожрать в “Старлайте”, а перед сном ещё посмотреть сериал, в армии придётся особенно хуёво. Дневальный прокукарекает “подъём” в шесть утра и день завертится по распорядку.

Умыться, убрать кровать, зарядка, завтрак, построение, развод, прочая повторяющаяся изо дня в день рутина закончится вечерней поверкой и отбоем в 10 вечера. Известно, что солдата за день нужно заебать так, чтобы после отбоя он крепко спал, а не искал приключений.

Не взирая на то, что рядом храпят, воняют и попёрдывают товарищи по несчастью. Ведь несчастья сплачивают.

“Дневальный! Неси станок ебальный!” — пошутив эту шутку, ваш недалёкий однополчанин довольно засмеётся. А вам смешно не будет.

Дневальный — несчастный человек, который моет полы, “пидорасит очки” (с ударением на первый слог), стоит на “тумбочке” у входа, а спит всего ничего. В наряде, ребята, херово.

Вы это быстро поймёте. Но отвертеться не получится.

Война войной, а обед по расписанию

Раньше человек приходил на дембель и рассказывал, что еда в армии — это вонючий бигус, каша «кирза» и «минно-взрывная» резиновая курица. Сейчас с этим вашим аутсорсом и кормить стали лучше.

Где-то сильно лучше, где-то не сильно — но лучше. Из-за него же отменены наряды по столовой.

Всю ночь чистить картофель, а также мыть полы и посуду больше не надо. Рай.

Санаторий.

“Стране нужны герои, а пизда родит уродов” — добрым словом встречают новобранцев офицеры. Вы смеётесь, а это проблема — в армии вас будет окружать совсем не элита, а дети рабочего класса и крестьянство с грязными ногтями.

Первое время вам с ними будет неинтересно. А потом ничего, привыкнете.

Для вашего же здоровья полезно не выделяться: насыщать речь словами “бля” и “ебать”, дебильно гыгыкать, разделять нехитрые интересы сослуживцев. Утешайте себя тем, что так вы сможете лучше постичь страну.

Это важно знать:  Возьмут ли в армию с плохим зрением

Страшно сказать, эти реформаторы вводят в армии пятидневную рабочую неделю. В наше удалое время бойцы слова “выходной” не знали.

А если он вдруг и случался, то всем же хуже — действовало железное правило “если отдых, то активный, если праздник, то спортивный”. А теперь будут выходные.

Военные старой закалки только разводят руками, но после военной формы, пошитой Чапуриным и Юдашкиным, удивляться уже не получается.

Добывать водку вы научитесь очень быстро, даже слишком. Когда стемнеет, старослужащие отправят вас за территорию части. И лучше бы вам оправдать доверие. Не советуем попадаться и не советуем, попавшись, выдавать “дедов”. Бери вину на себя, пацан!

Теперь о наркотиках. Если уж в тюрьму наркотики проносят, то и в армии можно раздобыть. Если вы, конечно, не на подводной лодке. А если даже и на лодке — читали, как летом на Балтфлоте наркополиция нашла на кораблях гашиш, бульбуляторы и электронные весы? Такие дела.

Первое время вам будет не до этого. Но стресс пройдёт, а вслед придёт желание присунуть. Да, байки, что в компот солдат кладут бром — только байки. И тут мы хотим вас расстроить.

Нет, вообще-то варианты есть: поварихи, гражданские служащие, местное население, к которому солдатик может сбегать в “самоход”. Нашему полку вообще повезло — у одного офицера оказалась жена-нимфоманка, на которую положил глаз (не только глаз!) сержант с водевильной фамилией Плохой.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

Однако, скорее всего всё разнообразие армейской половой жизни будет заключаться в том, какую руку вы будете трахать сегодня — левую или правую.

Да, — в армии глагол “ебать” почти всегда применяется в переносном смысле. Об удовольствии речь не идёт никогда.

Только о том, что вас надо заебать, а если вы против, то выебать. Почему так, спросите у Фрейда.

Остаётся добавить, что со временем солдат достигает той степени просветления, когда может сказать: “Нас ебать — только хуй тупить”. И это святая военная истина.

Текст: Андрей Никитин, иллюстрации: Максим Дробный.

Что происходит в российской армии?

Петр Кузнецов: Воинскую часть в Забайкалье, где солдат расстрелял сослуживцев (мы уверены, вы слышали эту историю, в подробностях она продолжает до нас доноситься), теперь эту воинскую часть могут расформировать, есть такие данные. Рамиль Шамсутдинов убил 8 человек, двух ранил. Не исключено, что причиной случившегося стала дедовщина.

Ольга Арсланова: Представитель Комитета солдатских матерей обвинила в этом Интернет. После этого, по последним данным, кстати, из Комитета солдатских матерей ее уволили.

«Офицеры России» винят во всем систему воспитания. Кстати, по данным правозащитников, хуже всего ситуация в воинских частях как раз на востоке страны.

Давайте поговорим об атмосфере в современной армии. Что бы ни привело к этой трагедии, явно что-то происходит в российской армии.

Что именно, давайте разбираться.

Петр Кузнецов: Сергей Кривенко, руководитель Правозащитной инициативы «Гражданин и армия», нам поможет. Сергей Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Приветствуем вас на Скайпе. Где вы, где вы, Сергей?

Сергей Кривенко: Добрый день.

Петр Кузнецов: А, да, здравствуйте, Сергей Владимирович. Скажите, вот многие сейчас, после этой истории, говорят, что в армию вернулась дедовщина. Потому что это называется в качестве основной причины. Вопрос-то в том: а она что, уходила куда-то?

Сергей Кривенко: Дедовщина не вернулась. Дедовщина ушла. Но насилие осталось. Насилие никуда не уходило.

Петр Кузнецов: Это разные вещи?

Сергей Кривенко: Это разные вещи. Под дедовщиной все-таки мы понимаем такой унифицированный порядок, когда старослужащие командуют, зачастую с помощью насилия, младшеслужащими.

Этот порядок сложился еще в советской армии в 60-х – 70-х годах и продолжался фактически до 2008 года, когда с переходом на один год, а потом к реформе, которую проводил Анатолий Сердюков, эта дедовщина была сломана. Но так как эти реформы не завершены, уровень насилия в армии – он действительно серьезно понизился, но он остался.

Насилие в армии осталось.

Ольга Арсланова: По вашему мнению, кто в первую очередь за это несет ответственность? Это нормальное явление для людей, которые оказываются в таких условиях? Или офицерский состав все-таки должен за это отвечать, и требуются очередные реформы?

Петр Кузнецов: Или, не забываем про психологическую службу, которая должна быть в каждой части. Наверное, должна быть.

Ольга Арсланова: В общем, где корень, с вашей точки зрения?

Сергей Кривенко: Ответственность несет Министерство обороны. Потому что реформы приостановлены, не завершены.

И те системные проблемы, которые приводят к такого рода чрезвычайным происшествиям, не устранены. Министерство обороны так и не могло создать управленческое звено, которое управляет личным составом.

Непосредственно. Только.

Мы помним по американским фильмам многочисленным, когда есть вот такой сержант, который живет в казарме. И он отвечает за дисциплину в казарме.

И вот он – первичное такое звено, которое непосредственно занимается личным составом. У нас такое предполагалось сделать, подобное звено ввести.

Но, к сожалению, не получилось. Такое звено не создали, этот корпус сержантов, который управляет личным составом.

Ушли заместители командиров по личному составу непосредственно в низовых частях. Психологическую службу повсеместно пытались создать, но потом сократили.

Таким образом, сейчас, как и раньше, в части за все отвечает командир. Если командир хороший, то проблем нет.

Петр Кузнецов: Сергей Владимирович, а о другом корпусе сейчас заговорили. Может появиться. Сегодня стало известно, что могут появиться в армии специальные центры, которые проследят именно за настроением и состоянием солдат. Если, грубо говоря, настроение плохое, командиров уволят. Как вы эту меру прокомментируете?

Сергей Кривенко: Это тоже попытка решить эту проблему – отсутствия вот этого управленческого звена. Раньше предполагалось, что это будет психологическая служба. А потом даже пытались ввести институт капелланов. Сейчас, наверное, что-то другое предполагается. Но эта проблема остается и требует системного решения.

Петр Кузнецов: Но это увеличение штата. А у нас есть резервы на эти центры?

Сергей Кривенко: Конечно. Конечно, есть. Это не такое большое…

Петр Кузнецов: Но именно профессионалов.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

Сергей Кривенко: …увеличение штата, но оптимизация внутри армии – совершенно возможно это все сделать. Армия переходит на контракт. И поэтому там сейчас нужна вот такая профессиональная служба.

Ольга Арсланова: Но смотрите, у нас зрители пишут: «От расформирования части не исчезнет проблема корневая – дедовщины. Армия должна быть профессиональной, даже путем ее сокращения». Перевод армии действительно преимущественно на контрактную основу, на профессиональную основу, может решить эту проблему?

Сергей Кривенко: Да. Он может избавить российскую армию наконец-то от таких тяжелых случаев насилия.

И мы имеем очень хороший положительный пример: это пограничная служба. Я напомню, что решение о переводе российской армии на контракт принято еще в 92-м году, когда реформировалась советская армия и создавалась российская.

В 92-м году после многочисленных экспертных проработок президент России подписал указ о том, что армия должна строиться преимущественно по контракту. И вот эти все годы – это история попыток построения в России контрактной армии.

Президент Владимир Путин в 2004 году утвердил новую, инициировал новый этап: была принята в 2004 году федеральная целевая программа по переводу на контракт. Но она очень тоже с большим трудом шла.

И можно сказать, что Министерство обороны ее провалило фактически. Новый этап был связан с реформами Сердюкова, которые много очень продвинулись.

Это важно знать:  Для какой цели осуществляется медицинское освидетельствование призывников

И сейчас и президент России, и высшее руководство Министерства обороны подтверждают: армия постепенно идет к контракту. Сейчас количество контрактников увеличится.

Да я и говорю, что пограничная служба в 2008 году (она, правда, подчинена не Министерству обороны, а ФСБ) полностью перешла на контракт. Заранее как бы.

Они вот сами решили так перейти. И с этого времени исчезли обращения Комитета солдатских матерей в правозащитные организации о случаях насилия в пограничной службе.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

Там появились… там проблем осталось много, но они совершенно другие. Жилье, выплата денежного довольствия, компенсаций и т.

д. Но случаев избиения, насилия – то, что мы называем неуставными отношениями, – оно исчезло.

Поэтому – действительно, да, мы верим, что переход на контракт российской армии позволит по крайней мере избавиться от таких одиозных проблем.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Сергей Владимирович. Сергей Кривенко, руководитель Правозащитной инициативы «Гражданин и армия».

Ольга Арсланова: Пишут нам зрители: «В армии не дедовщина, а уголовщина. Называйте вещи своими именами». И причину многие видят опять же в нашей вечной проблеме: экономят на людях, в том числе и в армии. Не хватает денег, люди живут в не лучших условиях, ну, и не лучшие качества у них из-за этого проявляются.

Петр Кузнецов: Виктор Литовкин, продолжим с ним. Военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Литовкин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Виктор Николаевич, вы согласны с тем, что проблема эта, именно с насилием, с жестокостью (не говорим о дедовщине: мы сейчас разделили эти два понятия), она не уйдет, пока армия будет комплектоваться вот такими незаинтересованными людьми из не самых благополучных слоев, с низким уровнем образования и культуры? И все окончательно само собой пройдет, когда мы перейдем на полный контракт?

Ольга Арсланова: Хотя как раз вот этот срочник был не из такой семьи, да? Важный момент.

Петр Кузнецов: Кстати, да. Это важное замечание, да.

Виктор Литовкин: Вы понимаете, все это оторвано от жизни. Армия формируется из граждан нашей страны.

Вот какие граждане нашей страны, таких и набирают в армию. Других граждан у нас с вами нет.

Поэтому – она будет контрактной полностью или она будет максимально контрактной, – она набирает из тех вчерашних школьников, которые расстреливают своих одноклассников в Бабушкинском районе Москвы, в городе Керчи или где-нибудь еще. Она из таких набирает.

Надо опускаться на реальную землю, а не витать в облаках и придумывать какие-то эмпиреи, как что вот завтра станет армия контрактной и все будет…

Петр Кузнецов: Виктор Николаевич, а…

Виктор Литовкин: В американской армии… извините, я договорю… в американской армии, которая строится на добровольческой основе (или контрактной, как у нас говорят) тоже застреливают своих однополчан. Так что это не является панацеей.

Петр Кузнецов: Что ж мы все в любом случае: «а посмотрите, что у них творится»? Виктор Николаевич, давайте к нам вернемся. Вы реакцию военного руководства как оцениваете на жестокость в современной армии?

Виктор Литовкин: Военное руководство приняло решение, оно проводит расследование, что там происходит. Максимально у нас сегодня в Вооруженных Силах практически исключены вот такие случаи. Но все равно от единичных случаев мы никуда не денемся. Потому что это природа человека. Человек, к сожалению, жесток и неуравновешен.

Ольга Арсланова: Но тем не менее, несмотря на жестокость человека, существует Уголовный кодекс, по которому мы этого человека, нарушившего закон, наказываем.

Виктор Литовкин: Да.

Ольга Арсланова: И – да, такие люди, да, такие офицеры, из того же народа, да, такие руководители Министерства обороны, из того же народа, и т. д. Но проблему-то надо решать.

Виктор Литовкин: Такие руководители у нас на всех уровнях: в школе, в институте, в университетах, на производстве, в правоохранительных органах. Везде. Такие же люди, какие есть.

Петр Кузнецов: Т. е. решения проблемы нет, судя по вашему выступлению? Потому что люди разные…

Виктор Литовкин: Решений есть два. Выполнять законы.

Надо выполнять устав, надо работать с людьми, знать их, воспитывать их. Безусловно, все это надо делать.

Вот кто не делает этого, того надо наказывать, убирать из армии. Безусловно, так.

И я думаю, что этот трагический случай тоже не обойдется без наказания тех, кто заслужил это наказание.

Петр Кузнецов: Увы, он должен был произойти, чтобы хотя бы мы предполагали, что что-то изменится.

Виктор Литовкин: К сожалению, да.

Петр Кузнецов: Но это проецируется на любую историю в нашей стране, да и вообще.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарии. Спасибо.

Петр Кузнецов: Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке, был с нами на связи.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от наших зрителей. Некоторые боятся контрактной армии и говорят: «Таких солдат можно легко перекупить». Давайте Анну послушаем, нашу зрительницу. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Анна. Очень коротко, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что у меня родственник год назад служил в Бурятии, вот это Сосновый Бор.

Мнение эксперта
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата

И там, знаете, как правило, отбирают вот эти 2 тыс., которые отдают солдатам на карточку, забирают посылки, отбирают симки, отбирают телефоны. Это, вы знаете, это все нормально.

Ну неужели у этих офицеров денег им мало, а? Последних 2 тыс. и то надо забрать у солдата.

Петр Кузнецов: А вот эти телефоны, кстати, интересный пункт «Статус военнослужащих» есть такой, поправки были приняты весной. И вот как раз эти поправки, с этой весны, запрещают солдатам, проходящим срочную службу, пользоваться смартфонами на территории воинских частей.

Говорят: а вот если бы были какие-то средства, может быть, конфликта удалось бы избежать, потому что это было бы, может быть, на начальной стадии как-то зафиксировано, попало в сеть и меры были бы приняты раньше.

Ольга Арсланова: Да, спасибо за вашу историю, Анна.

Петр Кузнецов: Т. е. я к тому, что это по закону, отбирают по закону. Не дают пользоваться, нет, отбирать – по закону нельзя, хотя…

Ольга Арсланова: Будем следить за мерами, которые будут приниматься. Напоминаем, что пока еще нет решения официального, нет официальной версии, почему произошло преступление. Так что продолжаем следить

Есть ли дедовщина в армии 2020

Сегодня я расскажу, есть ли дедовщина в армии. Перед тем, как ответить на этот вопрос, я объясню, что есть дедовщина в армии, а что — неуставные взаимоотношения.

Дедовщина в армии — это процесс обучения старослужащими (военнослужащие более раннего срока призыва) или по-другому «дедами» молодого пополнения. А неуставные взаимоотношения в армии — это взаимоотношения между солдатами грубо нарушающими требования уставов и обычно являющимися нарушением закона со всеми вытекающими последствиями.

Дедовщина в армии сегодня — миф или реальность?

Как вы поняли, дедовщина в армии и неуставные взаимоотношения в армии — это абсолютно разные вещи. Дедовщина — это когда приходит молодое пополнение, а «деды» или, так называемые «дембеля», военнослужащие более старшего призыва начинают учить их, к примеру, правильно ходить, правильно разговаривать, обращаться к старшим по воинскому званию и т.д.

То есть происходит плавное становление военнослужащего и собственно говоря с этого начинается служба в армии.

Автор статьи
Давыдов Дмитрий Станиславович
Заместитель начальника военного комиссариата
Следующая
Призыв в армиюЧто можно отправлять в посылке в армию

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector